Бодрум – для бодрых. Мельтешение белостенных жилищ учащается – и начинаешь поражаться тому, как тут всё уживается. Масштабы – ещё меньше анталийских. Тут уже не на двенадцати или шести – иногда и на трёх сотках умещается магазин и дом, часще всего не выше трёх этажей. Тоже законы полиса. Центральные улочки поразительно узки, многолюдны и часто – мощёные. Это придаёт особый, в чём-то ялтинский дух. Но тут всё значительно мельче при довольно внушительных размерах города, теряющегося в своих бухтах-пригородах. Активно ведётся курортное строительство и тут. Причём, ведётся, понятно – не как в предолимпийском Сочи – никого не выселяют, ничего, кроме кустарников или кактусов не вырубают. Если даже в масштабах «освоения» территории «под курорт» сравнить Бодрум и Сочи, что я пилотно уже делал «с колёс», то Сочи проиграют немедленно. При похожих стартовых условиях, в общем. И Сочи город древний, и Бодрум – он же Галикарнас. И почему-то здесь всё тихо-гладко, огромный поток туристов, за счет которого и дороги хорошие строятся, и жильё… В Сочи же – наоборот – активное выселение граждан неизвестно куда для строительства комфорта по разнарядке. Попробуйте здесь так – узнаете, что такое настоящая демократия и настоящая рыночная экономика. Попробуйте выиграть тендер – и будь вы хоть из России, но настоящий победитель, тогда вам не будет никаких преград. Но вернёмся к курортной неге. Конечно же оснащённый мягкими шезлонгами пляж, где с вас никто не попросит «за место под солнцем», а наоборот – предложат напитки и еду, если потребуется. Просто здесь участки пляжа поделены между часто сменяющими друг друга на мощёном берегу (который в десяти метрах от воды) кафе и ресторанами. И следят за своим отрезком, соревнуясь – вот они, грёзы о чистой конкуренции, положительно сказывающейся на услугах. К чести бодрумской воды сообщу - чиста, в очках тут ныряй от души, плыви, вода и поддержит, поскольку весьма просолена. Во только дальше буйков лучше не плыть, хоть вода и держит – тут лихачат быстрее всех плавсредств виндсерфингисты и иногда снимаются с якоря яхты, отплывая в сторону Греции… Красота – склоны бухты усеяны белыми маленькими домами, они как трибунки – тут и там, но в целом весьма гармонично складываются в техногенный пейзаж, затем уступая место природному. Соль оставила на коже шершавый след, до кафе два шага, турецкий чай в маленькой прозрачной чаше без ручки ароматно горчит – а закат скоро сменяется наступлением темноты, и месяц медленно алеет, проходя земной жар горы, полумесяц становится тут истинно турецким – почти красным, как фон флага… Нам посчастливилось жить не в гостинице, а в частном доме. Поэтому я знаю, как естественным образом растут курорты теперь – и потому так грозно озираюсь на Сочи и предолимпиский вандализм тех, кто таким образом хочет улучшить жизнь (что уже классика) господам приезжим олимпийцам-с. Хозяин участка земли, которая двадцать лет назад не насчитывала ни одного строения, получивший её по наследству от деда – построил несколько домов. Соток тут по нашим меркам (при ненашем горном рельефе) не более двенадцати, а какой размах! И это ещё не самый затейливый хозяин (таким образом обеспечивший себе круглогодичную свободу передвижения и возможность отдыхать покруче, чем в Турции) – он не озаботился ландшафтным дизайном, не стал устраивать бассейна, что тут на каждом шагу ему в укор… Ведь не всё тут так дорого – никакие не миллионы, даже по российским меркам. К примеру, построить на восьми сотках небольшую трехэтажную гостиницу о четырех звездах на двадцать номеров, с бассейном и баром, стоит шестьсот тысяч турецких лир. Похожий процесс - застройки своих садовых участков гостиницами - наблюдается сейчас на начальной стадии на Черноморском побережьи Краснодарского края в Архипо-Осиповке, где проходят ежегодные слеты в лагере имени Че Гевары... У пляжа вместо одноэтажных домов вырастают незамысловатые кирпичные гостиницы, этажей этак в пять иногда. Здесь нет ограничений, как в Бодруме - тут, чтобы не заслонять соседу вид - изволь, небольше трех этажей. Чтобы гулять по улочкам Бодрума и ежедневно, а желательно ещё и несколько раз в сутки, купаться в море помимо пресных бассейнов – нужно быстро входить в спортивную форму. Жара-то как в Москве в нынешнм июле. А вот вечера попрохладнее. Беда в другом – плоские крыши так прокаляются за день, что ночью продолжают парить жителей вторых этажей. Металлические, то есть двускатные и прочие крыши тут запрещены уже несколько десятилетий – можно представить, как они накалились. Однако на фотографии 1960-х годов в музее-крепости видно, что крыши эти когда-то существовали, до того, как и по поводу Бодрума Ататюрк своим вспевидящим оком и волей не принял решения – крепость восстановить, а крыши делать современные, внутрисливные, как у наших хрущоб, к примеру. Уже ночью, печатая свою прозу и в перерывах стихи на ноутбуке (медовый полумесяц писателя медОв ещё и этим), слышу с прибрежного стадиона, через открытый настежь балкон, как голосят по поводу забитого гола турки-футболисты. Вот ведь бодрый народ в Бодруме – зной в домах такой, что хоть из душа не вылезай, а они носятся с мячом, чему и здесь бы удивился старик Хоттабыч. Достойные мужи – спортивные, выносливые. Их возгласы спартанские прерывают только похрюкивания соседнего слева бассейна: работает система слива воды, как только ветер слегка нарушает идельную, в ровень с уровнем площадки, поверхность голубой глади, вода вхрюкивается в белую полосатую решетку. Утром снова обнаруживается неутомимость и трудолюбие турецкие: на своем тракторе объезжает часто взлетающие и падающие к морю улочки курорта дед со своим внуком: "Охохохоу... хо?". Это означает: "Не желаете арбуз?". Мы перевели с женой это как: "Карпуз-крпууз!". Так тут арбузы называются. Подкарауливаю неутомимого голосистого и тащу на второй этаж карпуз о десяти килограммах, внучик пыхтит за мной, тащит дыньку, доставка бесплатно, но жена суёт ему монетку... На утро кафе, где мы уже стали завсегдатаями, окрасилось в оранжевый цвет – не только флаги, но и майки официантов стали таковыми. Жена хозяина кафе – из Голландии, а сегодня матч между Испанией и Голландией. Два рядом стоящих кафе взрываются возгласами при каждом удобном случае, хотя голландцы играют грубо, валят кого-то, а голов не забивают. Но сколько тут голландец, оказывается! Сразу замелькали оранжевые одежды тут и сям. Но голландцы проиграли в конце концов. Однако они и проигрывать умеют: поскольку дома уже готовились торжества, сцена, звук, но чемпионат победой не одарил, то… торжества отменять не стали и провели все песенные и с-большими-бокалами-пивные мероприятия по плану. Вот это по-олимпийски! Дмитрий Чёрный. Август 2010.
Поделиться:
© 2011 - 2022 Официальный сайт компании Excluzival Group Все права защищены (All rights reserved) - использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения владельца компании и активная ссылка на excluzival.ru
Часть контента на сайте заимствована из открытых источников, если вы являетесь правообладателем и считаете, что это нарушает ваши права - напишите нам.